Нашествие Чингиз-хана и улусы чингизидов

Чингиз-хан, Джучи, Урус-хан, Тауке… Временные отрезки нареза­ются в историческом прошлом Казахстана по именам династов, правителей. И это не прихоть автора настоящих строк. Так у мусульманских ученых, чьи сочинения слу­жат нам основным источником по истории Казахстана периода средневековья. Поскольку данная книга адресо­вана разным по уровню знаний читателям, представляет­ся целесообразным начать эту главу с экскурса и попы­таться изложить вкратце особенности средневекового вос­приятия истории.

Внешне, утверждается в трудах мусульманских авторов, история состоит из записи и расположения в определенном порядке сообщений о различных событиях и происшестви­ях. Однако сами по себе последние занимают подчиненное положение. В центре внимания историка находятся, как правило, люди, и исторические события излагаюся как часть биографии исторических деятелей. Считалось, что все слои общества участвуют в истории, но роли распределены по-разному. Мусульманские историки делят своих персона­жей на несколько категорий. Приводим эти категории, со­храняя ту последовательность перечисления персонажей ис­торических сочинений, которая дана в сочинении автора XV в. Захир ад-Дина Мараши.

Первую группу составляют пророки и святые; вторую — султаны, халифы и шахи; третью — подвижники и от­шельники; четвертую — военачальники и государственные сановники; пятую группу — землевладельцы и родовитые люди, жители провинций и «люди базара», купцы, отступ­ники, смутьяны и распутники.

Как само деление персонажей исторических сочинений на ряд категорий, так и последовательность их перечисле­ния по группам основаны, видимо, на представлении о том. что человек — член социальной группы, которая в значи­тельной мере обуславливает его сознание, поступки и по­ведение, определяет его место в общественной иерархии. Так, в частности, утверждается, что пророки и святые — суть «посредники между богом и людьми», и знание их жизненных обстоятельств — благое дело. Подвижники, имамы и отшельники — это те, образу жизни и деяниям которых правоверные мусульмане должны подражать. Вое­начальники и государственные сановники — «привилеги­рованный род». Необходимость знания причин их благополучия, их образа действия определяется тем положени­ем. которое они занимают в обществе. Персонажи состав­ляющие пятую группу — это подданные такого-то могу­щественного султана, такого-то славного халифа или та­кого-то знаменитого шаха. Знание их судеб поучительно во многих отношениях. В равной мере это относится и к судьбе отступников, смутьянов и мятежников, которые представляют собой «заблудшую» часть общества. Госуда­ри вершат судьбы людей и государств; они и есть главные действующие лица истории.

Как видно, из всех участников истории основной фигу­рой признавалась фигура государя. Соответственно, исто­рия понималась как арена деятельности исключительно го­сударей, их военачальников и сановников. Потому повест­вование концентрируется вокруг политических деяний и речей исторических лиц. Историк интересуется прежде все­го внешней стороной их действий, которые он «пережевы­вает в мельчайших деталях». Внутренние побуждения по­ступков почти не затрагиваются. Историк как бы перебега­ет от факта к факту, от одного царствования к другому, делая кратковременные остановки там, где описываются походы и сражения, победы и триумфы, свадьбы и пиры, добродетели и благие дела, обстоятельства восшествия на престол и кончина каждого поочередно государя той или иной династии. Потому основное место действия в истори­ческих сочинениях мусульманских авторов средневековья — столичный город, дворцы, войсковой стан и поле сраже­ния. Этнические и социальные процессы, по своему харак­теру далекие от конкретности событий политической и во­енной жизни, отмечаются историками средневековья лишь вскользь, мимоходом. Поэтому для выявления и описания этого ценного материала необходимы тщательная исследо­вательская работа и использование всех возможных допол­нительных источников. В ряде сочинений, авторы которых в силу личных склонностей или согласно воле заказчика книги интересовались биографическими сведениями о лите­ратурных деятелях каждого царствования, содержится ма­териал также по истории культуры. Есть историки, которые уделяли внимание этнографическим, демографическим ас­пектам истории. Однако же в целом средневековая исто­риография доставляет наибольший материал прежде всего по военной и политической истории. Будничная жизнь на­рода и страны, конечно, освещалась, но удостаивалась опи­сания исключительно через судьбу ханов, султанов, шахов.

Словом, средневековая мусульманская историография — историография падишахов. Разумеется, воцарение не каж­дого монарха, официально считавшегося главой династии, обозначало собой перемену в жизни страны. Но был в истории средневековья человек, приход к власти которого имел огромное влияние на судьбы многих народов, в том числе народов Средней Азии и Казахстана. Его имя Темучин.

Жизненный путь Темучина был долгим и сложным. Пройдемся по нему и мы, и для понимания логики событий обозначим основные вехи в его биографии.

Оставить комментарий